Новости
29 апреля 2018, 00:05

Анатолий Лобанов: «Мы заразим Ноябрьск вирусом театра»

Художественный руководитель недавно созданного городского драматического театра дал эксклюзивное интервью корреспонденту «СВ». – Анатолий, расскажите немного о себе. Кто вы, откуда, где учились? – Я родился в Харькове. Окончил местный университет искусств имени Ивана Котляревского. Дипломный спектакль поставил в Луганском областном русском драматическом театре. Это был апрель-май 2014 года – время, когда на Донбассе начались военные действия. Представьте: сплошная круговерть, анархия, город как растревоженный улей, повсюду люди с оружием, казачество поднимается. Помните, по телевидению передавали, что в Луганске разбомбили гостиницу? – Конечно, помним… – Так вот, эта гостиница находилась как раз напротив театра. Я там был в это время – репетировал спектакль. Более того, я жил в самом театре. Помню момент, когда ночью шел на вокзал, и вдруг из-за угла выезжает танк. За ним еще один… – Но спектакль ваш вышел тогда? – Да. Его взяли в репертуар, два или три раза отыграли, а потом театр распался. Многие просто уехали из города, кто – в Россию, кто – в Европу. – И вы попали в Россию из-за войны? – Нет, у меня другая история. Харьков остался в стороне от военных событий и, к сожалению, ничего не стал делать для того, чтобы противостоять киевскому режиму. А ведь Харьков – это русский город. Мне же поступило предложение от художественного руководителя театра Северодвинска. Сергей Черноглазов – ученик дочери Всеволода Мейерхольда. Представляете? Где-то случайно он увидел мой спектакль и предложил сотрудничество. У меня там была своя театральная студия. Работал с детской и взрослой аудиторией. Я со второго курса веду студии – мне нравится этим заниматься. Люблю покопаться в актерской, режиссерской специфике, что-то в себе найти, в чем-то разобраться. В общем, в Северодвинске у меня все шло успешно. – Но в Ноябрьск вы приехали, кажется, из Санкт-Петербурга? – Знакомые актеры пригласили меня в Питер – они решили открыть свою собственную студию. Занимались экспериментальными, «разведочными» постановками для взрослых и детей. Брали даже не инсценировки какой-нибудь повести, а просто отрывки, «ваяли» из них, искали что-то свое. Вообще, в театральном отношении Петербург – город абсолютно революционный. Населению там неинтересны слишком ортодоксальные, штамповые вещи. – И все же, как вы попали к нам? Почему решили уехать из «революционного» Питера? – Мне встретилось объявление: «В город Ноябрьск Ямало-Ненецкого округа требуется один художественный руководитель и одиннадцать актеров для создания муниципального профессионального театра на базе дворца культуры «Русь». Я не знал, что такое дворец культуры «Русь», и понятия не имел, что такое город Ноябрьск. Об округе я знал только как о туристическом центре, куда приезжают посмотреть на оленей. О театральном же Ямале вообще ничего не слышал. Меня, не буду скрывать, подстегнуло честолюбие: стать первым, кто сможет заразить город вирусом театра. Должен сказать, что и управление культуры, и директор «Руси» делают все, чтобы это сбылось. Я отослал свое резюме со списком спектаклей, через некоторое время со мной связались и сказали, что я подхожу. Все произошло достаточно быстро. – Не страшно было переезжать на Север? – Страшно. И сейчас еще страшно. Чувствовать себя в своей тарелке помогают репетиции, работа. Чем ее больше, тем лучше. Кстати, уже в мае мы покажем свой первый спектакль. Он называется «Станция». Это пьеса современного киевского драматурга Александра Витера, с которым я общаюсь и поддерживаю дружеские отношения. У нас уже есть в штате три замечательные актрисы, а в пьесе как раз три действующих лица. – То есть открытие театрального сезона состоится не в ноябре, как было заявлено, а на полгода раньше? – Не совсем так. В ноябре будет большая премьера – официальное открытие городского театра. А пока, если уж есть актеры и я, зачем просто так сидеть? Я практик, для меня провести даже месяц без репетиций смерти подобно.

– Как проходит процесс набора труппы? – Мы даем объявления, что ищем молодых – именно молодых – специалистов. Театр не будет каким-то академическим – здесь это просто невозможно. И мы делаем ставку на выпускников театральных вузов или на актеров до 30 лет. Как ни странно, нам присылают много резюме со всей России. – Давайте поговорим о репертуаре. Насколько я понял, вы не сторонник ортодоксального театра с пресловутым ружьем на сцене, которое в третьем акте обязательно должно выстрелить. – Я как раз большой сторонник «ружья». Просто не уверен, что это будет уместно. Сейчас нужно, чтобы даже классический материал был подан в современной обработке. Что касается репертуара, то он будет как взрослый, так и детский. Хотелось бы видеть больше классических вещей. В том репертуаре, который я предлагаю, есть и Островский, и мой любимый Чехов. Будем их адаптировать под сегодня. – История знает примеры, когда режиссерские интерпретации напрочь убивали и дух, и букву классического произведения. Не опасаетесь этого? – Это вопрос чувства меры и вкуса. Я тоже видел немало таких постановок – уходил после первого акта. Не могу представить, скажем, «Вишневый сад» с элементами пошлости. Когда я говорю об адаптации под сегодняшний день, то имею в виду темпоритм, способ общения, манеру существования актера на сцене. – Что подготовите на конец осени, на официальное открытие театра? – Пока не хочу выдавать секрет. Скажу только, что это будет классика, автор связан с Украиной. Мой знакомый композитор Константин Кислов уже пишет для спектакля музыку. – Как часто планируете обновлять репертуар? – Рассчитываем выпускать около шести премьер в сезон. – Это очень много. – Да, но у нас нет другого пути: сто тысяч населения, прокатные возможности спектаклей невелики. Будем еще ездить на гастроли по городам и поселкам Ямала, обкатывать всю программу. – Как вас встретил Ноябрьск? Как вам здесь живется после Петербурга? – Главное отличие даже не в численности населения или архитектуре – это само собой разумеется. Но вот что меня подкупает: здесь люди добрее. Около трех лет я прожил в Северодвинске, тоже небольшом городе. Но там нет такой ментальности. С чем это связано, еще не разгадал. Относительно ноябрьских зрителей вообще ничего не могу пока сказать. Я здесь общался с людьми, которые ни разу в жизни в театре не были. В мае выпустим премьеру, а после спектакля хочу провести встречу со зрителями, чтобы познакомиться поближе. Местная публика ведь совсем не избалована театром. И в этом смысле здесь очень интересно работать: чувствуешь себя начальником лаборатории, где выращивается новая культура.

Фото Дмитрия Агатия и Евгения Демьянюка.

Автор Евгений Демьянюк









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg